33 улья

Единственная тайна пасек. Сайт создан по материалам знаменитого пасечника Юлиана Любенецкого.

пчела

 

Обратите внимание:

Танец пчел-сборщиц

По материалам Ф.А. Лаврехин, С.В. Панкова     

 Иногда пчела-сборщица, еще не успев войти в улей, передает доставленный ею нектар пчелам-работницам, встретившим ее на прилетной доске. Одновременно принимающие нектар 4—5 пчел стоят перед ней веером, устремив вытянутые хоботки в отрыгиваемую ею из медового зобика каплю. Через 20—30 с передача корма внезапно прекращается резким поспешным поворотом сборщицы брюшком к пчелам — приемщицам нектара. Быстрыми, мелкими шажками устремляется она по прилетной доске в направлении, откуда прилетела с нектаром, нашедшим такой повышенный спрос в ее семье, но вдруг, как бы спохватившись, возвращается назад, затем опять повторяет своеобразный бег в том же направлении и снова возвращается, как будто ее что-то удерживает, и она не решается улетать. Между тем приемщицы нектара не спешат уходить в гнездо — сборщица продолжает оставаться в центре их внимания. Но теперь их интересуют ее движения, и, раздавшись вширь, они располагаются вокруг нее. Одни из них выглядят пассивными зрителями, другие пытаются следовать за пчелой-сборщицей. Внимательно приглядевшись к последней, можно заметить, что во время пробегов по прямой линии она вся дрожит, причем всего сильнее колеблется из стороны в сторону самый кончик ее брюшка. К нему и протягивают приемщицы нектара свои антенны. Сделав несколько таких пробегов с виляниями в правильном ритме и под одним углом к солнцу, сборщица нектара теперь сама обращается за кормом к одной из приемщиц и, получив его и почистив хоботок и глаза, взмывает ввысь. Особенно красивое зрелище предстает перед глазами наблюдателя, когда вышеописанные ритмичные движения, получившие название танца, совершает сборщица пыльцы с полными корзиночками цветной обножки. Частота виляний во время пробегов в танцах постоянна и составляет 13 полных циклов в 1 с. Закончив первый пробег, танцующая пчела тут же возвращается точно на то место «танцевальной площадки», где она его начинала, и, заняв исходную позицию, повторяет пробег в прежнем направлении.

Фазу танца, во время которой пчела возвращается в исходную позицию перед очередным пробегом, называют поворотом. Поскольку пробеги в танце невелики и редко превышают длину тела самой пчелы-работницы более чем вдвое, танцовщице для возвращения в начальный пункт нет надобности преодолевать значительное расстояние по окружности, как это часто изображают авторы популярных очерков. Поворачиваясь, пчела движется наподобие стрелки часов. Но в отличие от часовой стрелки ось вращения танцовщицы, проходящая вблизи ее головного конца, не фиксирована, а слегка перемещается, описывая кривую малого радиуса. Иными словами, танцовщица осуществляет поворот в результате сложного движения, состоящего из двух простых: вращательного и поступательного. Точки поверхности головы, спинки и брюшка танцовщицы описывают при ее повороте разные траектории.

Чем короче пробег, тем слабее проявляется в следующем за ним повороте поступательное движение и тем меньше площади требуется для танца. Танец с хорошо выраженным пробегом получил название восьмерочного. Ему противопоставляют круговой танец, в котором преобладает вращательное движение, пробег же ничтожно мал, а площадь танца минимальна. Повороты по часовой стрелке чередуются в танце с поворотами в противоположном направлении. Один полный цикл танца складывается из трех элементов: поворота влево, пробега и поворота вправо.

Обычно танец совершается пчелами-сборщицами в гнезде на сотах и, стало быть, в темноте. Если изолировать наблюдательный улей от попадания в него солнечных лучей (установив его в темном помещении и сделав вывод леткового отверстия наружу с помощью коридорчика), то при красном свете можно убедиться, что и на сотах направление каждого последующего пробега сборщицы в танце совпадает с первым.

Когда пчела-сборщица движется под постоянным углом к солнцу на прилетной доске, она ориентируется по солнцу или по направлению поляризации рассеянного света. На вертикальной же поверхности сотов впотьмах ориентировка по зрению исключена. Выдержать одно направление в этих условиях пчеле-сборщице позволяют органы гравитационного чувства. Ее голова и брюшко, подвижно сочлененные с грудным отделом, под действием силы тяжести стремятся занять положение равновесия, подобно тому как маятник при отклонении его внешней силой около точки подвеса стремится вернуться в вертикальное положение. В зависимости от положения пчелы на вертикальном соте разные участки поверхности сочленения в области шеи и брюшного стебелька будут испытывать разное давление. Последнее воспринимается находящимися здесь чувствительными зонами органов гравитационного чувства. Каждому положению пчелы на вертикальной или наклонной поверхности соответствует свое особое распределение давления среди многочисленных осязательных волосков, образующих чувствительные зоны.

Если находящийся в темном помещении наблюдательный улей при красном свете повернуть так, чтобы сот расположился в горизонтальной плоскости, органы гравитационного чувства перестанут служить пчеле измерительным прибором. В каком бы направлении ни двигалась пчела по горизонтальной поверхности, распределение давления в области шеи и брюшного стебелька останется неизменным. Хорошо ориентируясь в темноте на вертикальных сотах, пчела утрачивает эту способность на горизонтальной поверхности, так как изменение направления движения больше не отражается на сигнализации от органов чувств. На горизонтальной поверхности пчеле для ориентировки необходим свет. А без света пчела-сборщица хотя и продолжает повторять пробеги с виляниями, но специфическая особенность всей совокупности последовательных пробегов — постоянство их направления — утрачивается: теперь что ни пробег, то новое направление. Но стоит лучам света упасть на горизонтальный сот, как восстанавливается правильный танец.

Упорядоченный, с единым направлением всех пробегов танец легко получить на горизонтальном соте, если стоящий под открытым небом наблюдательный улей, заселенный небольшой пчелиной семьей, положить плашмя (над сотом оставляют одну стеклянную дверцу). Если кормовой столик, посещаемый танцующей пчелой, находится к западу от улья, а солнце светит с юга, то лететь к столику по прямому курсу пчеле удается в силу того, что на протяжении всего полета она стремится удержаться в таком положении, чтобы солнце сильнее всего освещало тот омматидий левого глаза, который составляет прямой угол с продольной осью тела пчелы.

Благодаря этому линия полета пчелы образует с направлением от улья к солнцу прямой угол (90°); иными словами, пчела располагается продольной осью своего тела правее солнца на 90°. Точно так же встанет пчела на освещенном горизонтальном соте по отношению к солнцу перед началом пробега. Ее пробег с виляниями укажет поэтому на запад. Когда же улью будет возвращено его нормальное, вертикальное положение, и притом так, чтобы к югу, т. е. к солнцу, сот был обращен той стороной, где пчела-сборщица передает корм и танцует, значение солнца для нее как единственного ориентира во время танца полностью сохраняется. Во время пробега она займет положение на 90° правее солнца, т. е. снова укажет на запад (во время пробега, направленного в восточную сторону, пчела тоже двигалась бы под прямым углом к солнцу, однако не правее его, а левее). Примечательно, что на вертикальном соте пчела освещается солнцем не сбоку, как в полете, а со спинной стороны. Вследствие этого максимальное освещение получают иные омматидии. Боковой омматидий левого глаза, служивший пчеле при полете компасной стрелкой, указывавшей на солнце, на вертикальном соте как бы передает свою функцию омматидию на верхней стороне того же глаза.

У каждого омматидия есть свой напарник. Совершая пробег, танцовщица становится на соте так, чтобы наибольшее количество света попадало именно в соответствующий омматидий-напарник.

При полете к постоянной цели пчела-сборщица руководствуется движущимся ориентиром — солнцем, характер перемещения которого она освоила на опыте и благодаря чувству времени и памяти может запомнить его положение на небосводе в любое время суток. Если со времени предыдущего вылета пчелы за кормом, например, в западном направлении, прошло полчаса, то, выйдя из улья для нового полета, она встает по отношению к солнцу не так, как прежде, а под углом меньше первого на столько угловых градусов, на сколько сместилось солнце к западу за эти полчаса (в среднем на 7,5°, для умеренной зоны). Вследствие изменения угла линии полета по отношению к солнцу в точном соответствии с угловой скоростью перемещения солнца направление полета пчелы в отношении стран света остается одним и тем же. Точно так же остается неизменным и направ­ление прямолинейного пробега на освещенном горизонтальном соте. Но когда пчела возвращается с кормом в темный улей с вертикальными сотами, она не в состоянии более ориентировать свои движения по солнцу. Выбрать направление прямолинейного пробега в танце она здесь может благодаря гравитационному чувству. И хотя направление полета за кормом определялось без участия органов гравитации, направление прямолинейных пробегов в темноте на вертикальной поверхности обнаруживает явную зависимость от положения источника корма.

Две системы органов чувств — зрительная и гравитационная, контролирующие направление движения пчелы, одна на свету, а другая в темноте на вертикальной поверхности, — оказываются взаимосвязанными. Каждому углу падения солнечных лучей на сложный глаз пчелы во время ее полета за кормом соответствует свое, особое направление прямолинейного пробега в гравитационном поле. За полетом пчелы-работницы в направлении к солнцу автоматически следует пробег на соте прямо вверх. Подобно тому как на свету перед взлетом пчела для определения полета постоянно как бы измеряет угол от направления к солнцу, принимая его за начало отсчета, в гравитационном поле в темноте нулевой линией ей служит направление вертикально вверх, т. е. диаметрально противоположное направлению силы земного притяжения. При кормовом столике, расположенном к западу от улья, и солнечном освещении с южной стороны, когда линия полета пчелы ориентирована под углом 90° правее солнца, пчела, танцуя впотьмах на вертикальном соте, направит свой прямолинейный пробег под углом 90° правее вертикали. Направление прямолинейного пробега на протяжении дня испытывает закономерные изменения. По мере того как солнце клонится к западу, прямолинейный пробег перестает совпадать с горизонталью, а все больше приподнимается над ней, становясь все более отвесным, т. е. угол между вертикалью и прямолинейным пробегом делается более острым.

Когда же  кормовой  столик  и  солнце окажутся  на одной линии к западу от улья, пчела во время виляния побежит по соту точно вверх. В замене на соте направления к солнцу постоянным направлением вверх отражается истинное положение вещей: не Солнце премещается, а Земля вращается вокруг Солнца, и вместе с Землей меняется относительно Солнца направление от улья к источнику корма.

Если, открыв дверцу наблюдательного улья, дать возможность солнечным лучам осветить танцующую на вертикальном соте в темноте пчелу, последняя мгновенно изменит направление своего пробега. В этих условиях гравитационное чувство утрачивает всякое значение для ориентировки танца.

В отличие от прямых солнечных лучей, рассеянного света недостаточно, чтобы свести на нет роль гравитационного чувства. Сигнализация от омматидиев глаз, воспринимающих направление поляризации света неба, не подавляет сигнализацию от органов гравитационного чувства, характер которой сложился еще при полете пчелы к кормовому столику. В условиях освещения рассеянным светом пчела одновременно стремится ориентировать прямолинейный пробег и по направлению поляризации света неба и в соответствии с сигнализацией от органов гравитации. В результате пробег происходит в промежуточном направлении, занимающем точно сред­нее положение между направлением пробега в темноте и направлением пробега на вертикальном соте, освещенном солнцем (Фриш, 1962).

Пчелы-работницы, заинтересованные в сборе того корма, который найден разведчицей, принимают информацию, содержащуюся в ее танце, и разыскивают источник корма под тем углом к солнцу, который соответствует направлению в ее танце прямолинейного пробега с виляниями.

Кроме направления полета, танец содержит информацию о расстоянии до источника корма. Если при постепенном удалении кормового столика наблюдать за танцем посещающих его пчел и подсчитывать, сколько прямолинейных пробегов успевают они сделать за один и тот же отрезок времени, то окажется, что с увеличением расстояния частота пробегов снижается.

скорость танцаТемп танца замедляется неравномерно, и поэтому график зависимости частоты пробегов от расстояния проходит не по прямой линии. При одном и том же расстоянии темп танца пчел-работниц разных рас неодинаков.

Снижение числа пробегов в танце в единицу времени по мере увеличения дальности полета танцовщицы объясняется удлинением самого пробега, а вместе с ним всего цикла танца. Напротив, чем ближе цель полета, тем короче прямолинейный пробег. А при дальности полета 50 м пробег так мал, что становится трудным различить его простым глазом. В этом случае в движениях танцовщицы преобладают повороты, и танец становится круговым.

Следовательно, направление прямолинейного пробега в танце отражает направление полета, а в длине пробега зашифровано его расстояние до источника корма. Танцовщица информирует об этом тех пчел-работниц, которые заинтересовались образцом найденного ею в природе корма и готовы лететь на его сбор.

Помимо маршрута полета, танцовщица сообщает танцем о степени продуктивности и качестве источника корма. Танец может длиться от нескольких секунд до 1—3 мин. Чем изобильнее источник корма, тем продолжительнее танец. Предполагают, что сигналом высокого качества корма служит прерывистый звук, издаваемый танцовщицей во время прямолинейного пробега. Его можно услышать с помощью медицинского стетоскопа, приблизив последний расширенным концом к танцовщице. Воспроизводится звук мышцами крыла. По своей частоте, составляющей 250 колебаний в секунду, он не отличается от звука летящей пчелы. Не воспринимая звуковых колебаний воздуха и оставаясь индифферентными даже к громкому шуму, пчелы-работницы обладают высокой чувствительностью к звукам, распространяющимся по твердому субстрату. Резонансные колебания сотов, возникающие под действием звука, издаваемого танцовщицей, передаются ногам окружающих ее пчел-работниц и почти наверняка воспринимаются их субгенальными органами. Принося сироп средней концентрации, пчела-сборщица может тоже танцевать, но в этом случае она совершает прямолинейный пробег с виляниями беззвучно.

Следующий опыт показывает, насколько точно воспринимают молодые пчелы-работницы темп танца или продолжительность прямого пробега с виляниями, сигнализирующими об удаленности источника корма. На различных расстояниях по прямой линии от улья до источника корма, посещавшегося мечеными пчелами, и несколько дальше размещали пахучие подставочки без корма. Если пчелы, отыскивая на показанном танцовщицей расстоянии запах, пролетали неподалеку от пахучих подставочек, то последние привлекали их. Пчелы подлетали к подставочкам, кружились над ними и в конце концов опускались на них; там их и подсчитывал наблюдатель.

Для выяснения, в какой степени молодые пчелы выдерживают направление, сообщенное им танцовщицей, ставили множество опытов. В 250 м от улья несколько меченых пчел получали корм на подставочках, снабженных лавандовым маслом. На расстоянии 200 м от улья веерообразно были расположены семь таких пахучих подставочек без корма: одна из них сходилась на прямой линии между ульем и местом, где пчелы собирали корм, три — влево от этой линии, а остальные три — вправо. Угол между линиями составлял 15°. Пчел, прилетевших на разные подставочки в течение часа, соответственно было 8, 13, 58, 132, 37, 7 и 3. Иными словами, подавляющее большинство пчел (58+132 + 37 = 227, или 88%) не отклонялось от верного направления больше чем на 15°. Хотя пче­лыработницы и ориентировались по запаху, воспринятому ими от танцовщицы, но искали они этот запах в определенном направлении.

Разведчица танцует в кругу пчел-работниц, испытывающих потребность в ее информации о маршруте полета. Как собираются к танцовщице ее соплеменницы, объединяемые одним желанием? Если понаблюдать за поведением разведчицы в гнезде после ее первых прилетов с ношей нектара, то можно убедиться, что танцевать в это время она не расположена. Она снует по гнезду и предлагает пчелам-работницам дегустировать открытый ею в природе источник медосбора. И лишь в том случае, если этот корм найдет спрос в пчелиной семье, то около разведчицы будут постепенно собираться молодые пчелы-работницы, готовые его добывать. Вот к этим жаждущим информации   соплеменницам    разведчица и обращает свой символический «рассказ» о маршруте полета к источнику корма, причем в танце содержится и точная характеристика его направления и количествен­ный показатель необходимых энергетических затрат.

Благодаря информации разведчиц соплеменницы пчелиного сообщества становятся осведомленными о тех явлениях внешнего мира, которые они непосредственно не воспринимали своими органами чувств. Следовательно, жизненный опыт одних индивидов пчелиного сообщества передается другим. И если первые обучались по способу проб и ошибок, то вторые освобождаются от затрат энергии на это обучение. Последнее оказывается для них излишним. Запомнив инструкции, полученные в гнезде от разведчицы, они напрямик летят за кормом. Проявляющаяся здесь особая форма обучения называется инструктивным обучением.

 

 
 
Общность запаха
 
Феромоны
 
Пищевые контакты
 
Аромат нектара
 
Танец
Танец пчел-сборщиц
Танец при роении
Межвидовые различия танца
 
Симптом, сигнал, знаковая система
 
пчела Об авторе | Карта сайта | Сообщить об ошибке | Почта | ©2011-2018 Пасека "33 улья " Яндекс.Метрика