33 улья

Единственная тайна пасек. Сайт создан по материалам знаменитого пасечника Юлиана Любенецкого.

Еще по теме :

пчела

Реклама:

Рабочие пчелы

Пчелы в улье составляют настоящий трудящийся класс; они испол­няют всякие работы: носят нектар, пыльцу и воду, выделывают воск, стро­ят соты, кормят и воспитывают личинок, очищают улей, не допускают чу­жих пчел и сохраняют в улье необходимую степень тепла. Поэтому чем бо­льше пчел в улье, тем больше работников, тем больше они заработают и принесут. В сильной нероившейся семье бывает их до 60 тыс.; в меньшем рое 10-15 тыс.

Труд и порядок в улье царствуют лишь тогда, когда у пчел есть мат­ка, или по крайней мере расплод, из которого они могут высидеть матку. Когда семья обезматочеет, он перестает работать и ни о чем не заботится. Наибольшим побуждением к труду служит расплод: чем больше его, тем прилежнее пчелы отправляются в поле и носят мед.

Не стану распространяться над описанием пчелы, ибо она каждо­му известна. У нее четыре крылышка и шесть ножек, и из них задние снабжены корзиночками, на которых она носит пыльцу или обножки. Есть у нее хоботок, которым она не сосет нектар, но как бы слизывает и подает его в ротик; есть челюсти, которыми она грызет воск и более твер­дые предметы. Брюшко у пчелы состоит из шести колечек. Между ее внутренностями отличается пузырек для нектара, в который она собира­ет нектар в поле и потому выпускает в ячейку посредством ротика. Жало у нее находится в самом конце брюшка и соединяется с крошечным пузы­речком, содержащим яд. Основным токсичным компонентом пчелиного яда является белок мелиттин, на долю которого приходится 50% сухого вещества. Когда пчела ужалит (но не укусит), то боль происходит не от укола этим тоненьким острием, потому что этого вы и не заметили бы, но потому, что в ранку вводится яд, кото­рый жжет и причиняет боль.

Рабочая пчела есть самка, ибо вылупляется из такого же точно яич­ка, как и матка (различия в формировании матки и рабочей пчелы обуславливаются особенностями питания личинок), то половые органы не могут образоваться у нее в таком совершенстве, как у матки, а именно, ей недостает того семяприемника, которым снабже­на матка, а следовательно, не будучи в состоянии оплодотвориться, она никогда не может нести пчелиных яичек. Трутневые же яички может нести и простая пчела, а та, которая их кладет, называется трутовкою. Но не каждая пчела, а лишь иные из них могут нести трутневые яички. Итак, все рабочие пчелы— самки и между ними нет самцов.

Рабочая пчела рождается из женского пчелиного яичка, снесенно­го маткой и положенного в пчелиную ячейку.

Яичко это лежит без жизни на дне ячейки три дня. Через три дня выклевывается из него крошечная белая личинка, требующая уже корма, и поэтому пчелы окружают ее молочком, которое, впрочем, не так выработано, как для матки, плюс личинки рабочих пчел получают пыльцу с 3-го дня жизни.

На четвертый день маленькая личинка лежит еще на дне ячейки словно полуколечко.

На пятый день она свертывается в кольцо и лежит в таком виде на дне ячейки.

На шестой день ей уже тесно на дне ячейки, и она начинает вытяги­ваться вдоль ячейки головой вниз.

На седьмой день личинка лежит уже, вытянувшись вдоль ячейки, окру­женная молочком. До сих пор называем ее пчелиной личинкой непечатной, или личинкой в молочке, и до сих пор может еще выплодиться из нее матка.

На восьмой день пчелы залепляют ячейку тоненьким восковым до­нышком, и это уже называется пчелиный расплод печатный, и из такого никогда не может выплодиться матка.

Запечатанное состояние ячеек продолжается 12 дней, а в это время личинка превращается в куколку, из которой выходит совершенная пче­ла. Созревшая пчела сама прогрызает донышко ячейки и вылезает без помощи других пчел.

Итак, пчела выпложивается в 20 дней, считая от откладки яичка, именно три дня оно бывает яичком, пять — личинкой, а двенадцать дней дозревает в затворничестве. Если, впрочем, благоприятствует теплая по­года и семья сильна, то пчелы выходят уже через 19 дней, и, наоборот, при холодной погоде и при слабой силе семьи они вылезают через 21, а иной раз и через 22 дня.

У молодой пчелы, вылезшей из ячейки, цвет синеватый и только впоследствии она темнеет.

Молодая пчела не вылетает из улья тотчас по рождении, но через семь дней по выходе из ячейки.

Когда пчелы играют в полдень, то это молодые вылетают, чтобы опознаться с местностью и положением улья, но вместе играют также и прежние, а именно те, которые трудились в улье около расплода и за работой, чтобы пороиться. Чем сильнее играет семья, тем лучшая у нее матка, и значит и она сама тем лучше. Безматочные пчелы совсем не играют, а если играют, то как бы нехотя, потому что это одни лишь старые пчелы.

Облетевшись раз, пчела уже не забудет местности и всегда будет к ней возвращаться, разве выйдет с роем, но тогда снова облетится. Даже за зиму, хотя пчелы четыре, пять месяцев не вылетали, никогда не забывают прошлогодней стоянки, но только имеют обыкновение, вылетая первый раз весной, осматриваются внимательно, как свежеосаженный рой, который в первый раз вылетает. Поэтому пока пчелы не вылетали еще после зимы, можно их перевозить и переставлять весной, где и как угодно. Но если они хоть раз вылетали, нельзя уже их ни перевозить (пчел закрывают в улье и перевозят ночью), ни переставлять, разве не ближе, как километра за два, а иначе много пчел возвратилось бы на прежнее место и погибло бы; поздней осенью, во второй половине октября, когда нет уже расплода в ульях, пчелы также вылетают с осторожностью. Поэтому поздно осенью можно соединять пчел из уничтоженных семей с семьями даже отдаленными и в той самой пасеке, только надо взять у них матку и не пересыпать днем, но поздно и в темноте, тогда, переночевав в новом улье, они будут на другой день облетаться осмотрительно и останутся на новом месте тем вернее, если их прежний улей совсем уберется оттуда, где они прежде летали. Таким же точно образом можно усиливать слабые ульи пчелою из той же пасеки, только поздно осенью; весною же и летом это никогда не удается, потому что досыпанные пчелы возвратились бы немедленно, при первом вылете, на старое место, и остались бы разве только те молодые пчелы, которые никогда не вылетали.

Конечно, можно усиливать слабые семьи пчелой из той же пасеки также весной и летом, но необходимо для этой цели выбирать одних лишь молодых пчел, которые ни разу еще не вылетали. Этих же молодых пчел можно достать из сильной семьи следующим способом: надобно их брать в самый полдень, потому что в эту пору старые пчелы в поле, а в улье оста­ются все почти молодые. Молодые пчелы сидят более на таких сотах, где много молодого расплода; потом можно вынуть такой сот и положить его в слабый улей вместе с пчелами, сидящими на расплоде, или смести моло­дых пчел с нескольких таких сотов в улей, требующий усиления, и они останутся непременно, потому что оттуда лишь вылетят в первый раз.

Хотя иногда пчелы залетают за сбором меда за четыре километра и даже далее, если нет его ближе, однако обыкновенное расстояние их полета от пасеки— километр.

Работа в улье разделена между пчелами явственно надвое: молодые пчелы не летят в поле, не носят ни нектара, ни пыльцы, ни воды, а только выделывают молочко и воск, кормят расплод, строят соты, одним сло­вом, исполняют все, какие только есть, работы в улье.

Старые же пчелы не занимаются никакой работой в улье, ни около расплода, ни около воска, но только летают в поле и носят нектар, пыль­цу и воду. Если же они идти в поле не могут и принуждены сидеть дома, то решительно ничего не делают, празднуют формальным образом, рас­сядутся по стенам посредине, или на верху улья, или висят под заносом и разве только и дела, что выделяют из себя воск, да и тот берут у них моло­дые пчелы и употребляют на разные надобности. Это разделение труда явственнее видно в семье, в который на место простой матки посадим итальянскую. Хотя вскоре улей и наполнится молодыми желтыми пчела­ми, но ни одна из них не принесет из поля ни нектара, ни пыльцы, а толь­ко они трудятся около сотов и расплода; прежние же черные пчелы по­стоянно улетают за нектаром, пыльцой и водой. И в таком только случае, если старые пчелы почему бы то ни было погибнут, молодые принужде­ны бывают улетать в поле за медосбором.

Молодые пчелы, пока еще не приносят ничего с поля, очень смирны и почти не жалят, но старые — злобные. Поэтому в полдень, во время силь­ного отлета, можно заглядывать в улей и действовать возле пчел даже без дыма, и они не бросятся на пасечника, ибо в это время все почти старые пчелы в поле, а в улье одни молодые, которые не жалят. Вечером же или в дождь и не думайте подходить без дыма к сильному улью, потому что в то время все старые пчелы дома, а они-то и жалят без милосердия.

Кормом для пчел служат мед и перга (перга - хранящаяся в ячейках сотов пыльца - является необходимым источником белка для организма пчел. Пчелы потребляют ее с появлением первого расплода в гнезде. Пчелы едят пергу только тогда, когда надобно выделывать молочко для личи­нок, ибо они вырабатывают его из меда и перги в своем желудке, а потом извергают через ротик, когда кормят личинку. Остатки же молочка, неизрасходованного для расплода, переваривают в себе, и оно служит уже пищей для них самих, а вследствие этого жирного корма выделяется в пчелах воск, подобно тому как у животных выделяется сало от обильной утучняющей пищи. Мед есть корм, свойственный пчелам, поэтому и из него также выделывается воск, и вот почему бывает в ульях много сотов во время сильного медосбора. Воск выступает у пчел в виде пота, из сере­дины наверху между кольцами, под брюшком и осаждается как тончай­шие беленькие полоски, откуда они его берут— пережевывают и употреб­ляют на постройку сотов.

Пчелы удерживают в гнезде степень теплоты, необходимой зимой, что­бы не замерзнуть, а также для расплода и для вьщелки воск. Когда им очень холодно, они умеют возвысить степень тепла посредством большего движе­ния и взаимного трения. Поэтому пчелы гудят зимой тем сильнее, чем боль­ше морозы, и, напротив, при умеренном холоде сидят смирно. Излишний жар в улье пчелы умеряют, обмахиваясь крылышками, вследствие чего теп­лый воздух вылетает из улья, а более прохладный проходит снаружи.

Стало быть, пчелы могут предохранять себя от сильнейших моро­зов, но только когда они в большой куче, и тем легче, чем куча больше; поэтому-то сильные семьи и выдерживают самые суровые зимы, когда слабые замерзают. Одиночная же пчела, отделившаяся от кучи, цепенеет уже при температуре 10°С, не может ни ходить, ни летать, и если через 48 часов не отогреется, то погибает навсегда. Когда пчелы при такой температуре вылетают весной за медосбором именно во время цве­тения лещины, лозы и ивы, то видим их множество оцепенелых по ульям и на земле в пасеке; что ж после этого делается в поле за пасекой? Там пчелы цепенеют и погибают тысячами, а сила в семьях страшно уменьшается. Поэтому пасечник не должен дозволять им выходить в такую хо­лодную погоду, но позатягивать летки сетками и выпускать лишь при температуре 12,5°С в тени, ибо при такой теплоте не оцепе­неет уже ни одна. Самое удобное время летом для пчел 31°С,тогда они лучше всего идут в поле и отлично запасаются воском. При вы­сшей температуре им уже делается в улье жарко, соты мякнут, и пчелы вместо того, чтобы работать, вылезают наверх и бездействуют. Замерзшая пчела не оживает более, а оцепеневшая, как выше сказа­но, может ожить, если согреется до истечения 48 часов. Весной бывает иногда, что оцепеневают целые семьи, которых пасечник и может ото­греть, если только недавно пчелы уснули. Пока пчела не высунула хобо­ток, которым сбирает мед, до тех пор есть еще надежда на оживление, но если только хоботок торчит из ротика подобно шпильке — это признак, что она околела.

Жизнь пчел коротка, ни одна из них не доживает до другой зимы. Продолжительность жизни различных стаз пчел сложилась филогенетически, определяется физиологическим состоянием организма, связанного с характером выполняемых работ. Ни одна пчела не умирает от старости, но чаще погибают они от по­вреждения крылышек при сбирании нектара и пыльцы по цветкам. Если пчела с испорченными крылышками вылетает из улья, то падает на землю и уже не подымется, другая же полетит за медосбором, но, возвращаясь обремененная тяжестью меда и обножки, не может свободно передвигать­ся поврежденными крылышками, падает и погибает в поле. Наиболее пчел пропадает подобным образом. Погибает их также очень много при вылете в холодную пору, а еще более, когда захватит их неожиданно про­ливной дождь и они не могут возвратиться домой, потому что дождь сва­лит их и утопит в грязи. Кроме того, много пчел истребляют птицы, много их тонет в воде и путается в паутине, которая во время бабье­го лета осенью носится по полям, и наконец пропадает их много оттого, что в голодную пору они теснятся в чужие ульи, где их умерщвляют.

Чем более летают пчелы, тем больше их гибнет, и поэтому преиму­щественно пропадают они летом во время большого медосбора. Убыль эта бывает так огромна летом, что в течение шести недель исчезают все прежние пчелы, а в улье появляется новое поколение. Огромной этой убыли мы не замечаем летом, потому что в эту пору везде полно расплода и на место погибающих ежедневно тысяч прибывают тысячами же молодые. Но весной, когда расплода еще мало, и осенью, когда еще его меньше или совсем нет, явственнее видна убыль, ибо самая сильная семья, в которой было столько пчел, что едва помещались, тратила силу до такой степени, что светились одни голые соты. Чем лучше у нас осень, тем больше и долее летают пчелы в эту пору, тем для них хуже, ибо тогда самые сильные семьи ослабевают неузнаваемо и в та­ком состоянии идут в зиму. Холодная дождливая весна также чрезмерно ослабляет пасеки, ибо пчелы цепенеют в поле тысячами и прибывает их мало, потому что еще расплода немного.

Ни одна из пчел, зимовавших в улье, не доживает до ройки, а также из тех пчел, которых осаживаем с роем в улей, мало доживают до зимы. Из тех пчел, которые родятся весной до половины июля, ни одна почти не дождется зимы. В зиму идут только те пчелы, которые рождаются в ав­густе и сентябре. Только в безматочных семьях пчелы могут протянуть от него до ройки на будущий год, потому что обезматочевшие пчелы мало идут в поле, а следовательно, и погибает их меньше.

Летом пчелы живут только не долее шести недель; родившиеся же осе­нью переживают до весны, стало быть, около девяти месяцев; только в без­маточных семьях они могут протянуть до года, но редко. Поэтому никогда нет пчел старых, хотя бы семья существовала 20 лет, ибо беспрерывно об­новляется.

Пчелы узнают друг друга по запаху. Так как у каждой семьи имеется свой собственный запах, то пчелы немедленно узнают такую, которая при­ходит из чужого улья и прогоняют ее или умерщвляют. Запах семьи индивидуален, зависит не только от наличия тех или иных веществ в улье, но и от сочетания их концентраций, хорошо распознаваемых пчелами. Часто случается летом среди сильнейшего медосбора, а еще чаще осенью, когда в поле делается пусто, что пчелы одной семьи идут в другую, забирают мед, а та семья не препятствует и даже не замечает, что чу­жие пчелы обкрадывают, потому что у них одинаковый запах. Но если па­сечник это заметит и придаст одной из этих семей отменный запах, т.е. нач­нет кормить ее другим способом, то гостеприимство немедленно прекращается, пчелы узнают гостей по отменному запаху и не пускают их в улей.

Пчелу, которая, заблудившись, попадает в чужой улей, но с нектаром или пыльцой, такую впустят и примут хорошо; но если является с пустыми руками, то ее не примут и выгонят или просто умертвят. Если пасечник за­хочет соединить пчел одной семьи с другой семьей, то чтобы воспрепятст­вовать умерщвлению, ему стоит только дозволить пчелам, которых намерен пересыпать, насосаться меда, и они будут непременно хорошо приняты.

Каждая пчела по природе воровка и берет чужой мед где только мо­жет, как только недостает медосбора в поле. Поэтому нет между пчелами особенных хищниц, но каждая берет мед где только в силах взять его бес­препятственно. Верно, однако ж, то, что чем старше пчела, тем злейшая воровка, и поэтому весной более всего бывает похищений, ибо в это время наиболее прошлогодних пчел в ульях. Но верно и то, что пчелы, кото­рые раз научились воровать, не скоро отучаются от этого порока. Мы ви­дим в пасеках пчел черных, блестящих, тонких (голые, черные, безволосые пчелы могут быть в результате старения или заболевания хроническим параличом), которые обыкновенно прежде всего вертятся около чужих ульев, простонародье считает их соб­ственно хищницами и называет иудами. Но это не так: пчелы эти такие же, как и все прочие, только родились голыми без волосков на теле и на задних ножках.

пчела Об авторе | Карта сайта | Сообщить об ошибке | Почта | ©2011-2017 Пасека "33 улья " Яндекс.Метрика